mihail_laptev (mihail_laptev) wrote,
mihail_laptev
mihail_laptev

Category:

Запись № 891

* * *

Мороз голубоглаз, как будто партизан.
Он выразил протест, что я не умираю.
Но у меня протез, и я не умираю.
Хрена тебе, Торез! Держи карман.
Поскольку я душман и даже федаин,
я прыгну на Берлин с ружьем и парашютом
и с рацией, of course, и сразу я спрошу там:
Берлин это, друзья, иль не Берлин?
Ведь я голубоглаз, и у меня приказ:
лететь не в унитаз, а именно к рейхстагу.
Геноссе, сзади фюрер, и назад ни шагу —
ведь пастор Шлаг сражается за нас!
Пусть князь Болконский вдруг валяет дурака,
век перепрыгнув. Пусть бдит гадкий папа Мюллер —
я все равно, надев на голову кастрюлю,
пройду по Трептов-парку фаном “Спартака”!
Но — Gott! — рейхстага нет. Есть только бундестаг.
И хрен его поймет, чей флаг на шпиль повесить?
Помещик иль шпион? Берлин иль Грозный? Повесть
печальнее Шекспира. Но Шекспир чудак.
Он никогда не жил при фюрере ль, вожде,
не прыгал с парашютом, не был в дискотеке,
не воскресал в самолюбивом имяреке
или хотя бы в погнутом гвозде.
Шекспир был (если был) любителем поесть,
Шекспир был (если был) любителем галерки,
но он не пил “Кавказ” и даже “Три семерки”.
Виной тому, видать, — бессмысленная честь.
Он выучил пароль и отзыв назубок,
но он не Господь Бог, чтоб с русской пианистки
снимать допрос хрустящий. Его голос низкий
хрипит, глаза слезятся, он весь взмок,
зане он знает, что радистка есть двойник,
а он — агент Моссад, ФИДЕ и Камеруна.
Он спит. Пускай он спит, гитары голос лунный,
за стеллажами депрессивных книг.

сентябрь 1994 г.

опубликовано, в т. ч. в книге «Последний воздух»


* * *

Позвонили. Представились. Смутно знакомый голос.
Забытое имя. Неизвестное имя.
Напрягая мозги, вспоминаю. Еще б хоть на волос
напрячь! — и разгадка. Но стынет клетчатка, как вымя.
Есть, есть! Ну конечно — знакомая, бывший редактор
зари перестройки в некоем толстом журнале.
Я был ей обязан, когда она тиснула пару
виршей моих. Прошло лишь 5 лет — и забылась.
Мой Бог, коротка ж наша память.
Я даже не помню номер ее телефона,
хотя, наверно, он есть в телефонной книжке.
Ведь я позабыл напрочь ее фамилию —
и, значит, не знаю, на какую букву искать.
Неудобно. Говорю, будто всё сразу вспомнил.
С облегчением вешаю трубку
и листаю книжку от корки до корки,
ища ее имя-отчество, которое снова забыл.
Иначе опять позвонит этот желтый голос,
и снова запнусь, забыв, кто же это.
С горечью рассматриваю имена:
одни зачеркнуты, другие пора зачеркивать...

сентябрь 1994 г
Subscribe

  • Запись № 893

    * * * Это небо — как Польша, торжественно, чуть надрывно. Спазмы в горле, как взглянешь на эти миры. Словно с огромной елки, темной, мохнатой, вдруг…

  • Запись № 892

    а) И неподкупный дождь, и смолкший пулемет, и небеса — вольноотпущенник убийственных высот, и звездный мазохизм, и волкозубые тупые пустоши — вся…

  • Запись № 890

    * * * Я, может, с голоду умру, а, может, просто пас. Но буду я не ко двору ни щас и ни у вас. Я замерцаю, как фонарь в вечерней подворотне, и буду…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments